С сегодняшнего дня я буду выкладывать главы из того, что когда-то должно стать подобием книги под рабочим названием «1968». Ваша реакция заставит <надеюсь> меня писАть быстрее. Сегодня я наконец услышал лучшее из того, что я слышал в своей жизни в исполнении The Doors на виниле.
Именно этот бутлег, редчайший, лёг в основу современной психоделии. Я много про него слышал и, вот, стал его счастливым обладателем.

 

…За неделю до этого концерта, в Амстердаме, Джим впал в наркотическую кому. Он упал посреди сцены прямо во время записи концерта. Алкоголь на наркотики никогда не ложился. Объемы потребления росли.

Врачи разводили руками. Были опасения, что он не выживет. Были отменены все дальнейшие записи: Копенгаген и Стокгольм. Манзарек планировал играть и петь без Джима, благо опыт уже был. В Амстердаме пришлось петь самому.

Он выжил. Мало того, он дал свой лучший концерт.

Джим заговорил первым:

-Я знаю, как я умру

Рэй ответил:

-Мне не интересно, как и когда ты сдохнешь, главное, чтобы это случилось не сегодня и не на сцене…

Джим приложился к виски. На тот момент напиток помогал ему отойти от тяжелых наркотических провалов.

Ротшильд, глядя на это слегка замутненным от природы взглядом, добавил:

-Если ты сдохнешь на сцене, то мы быстро заработаем кучу денег! -и рассмеялся.

Они пошли на сцену.

Джим был абсолютно спокоен, в меру трезв, весьма темпераментен, много разговаривал с публикой. Поклонники были в восторге! Временами он взрывался, превращаясь то в Короля Льва, то в Короля Ящериц…

Он метался по сцене, орал в голос… Потом резко замолкал, падал «замертво». Перепуганный зал взрывался и бежал к сцене. Манзарек терял клавиатуру. Переставал попадать в ноты от ужаса. Кригер путал аккорды, срывал соло. Но Джим вставал. Поднимался то в слезах, то сопровождая свои движения гомерическим гоготом. Так продолжалось почти два часа. Два часа смертельного напряжения для Команды и два часа Театра Одного Актера. Великого Актера. Джима Моррисона. Любой специалист в музыке сказал бы, что концерт провалился. С академической музыкальной точки зрения- да. Но в нем было столько Души и Нервов, что, одновременно, он стал лучшим в истории The Doors.

Позже Рей скажет: «Это были самые страшные и фееричные два часа моей жизни, мы были уверены, что либо Джим, либо кто-то из нас не доживет до конца концерта.» Но этому дню суждено было войти в историю совсем по-другому. Звукорежиссер Брюс Ботник, по счастливой случайности, обладал привычкой записывать всё. Чисто на автомате он нажал кнопку «Rec» на своем магнитофоне… В голове крутилась фраза Пола Ротшильда: «Эта запись не стоит той плёнки, что ты на неё тратишь!»

Лишь благодаря этому мир услышал Mack The Knife в исполнении Джима Моррисона. Лишь благодаря этому мир услышал определяющий концерт психоделического жанра.

Заканчивалось 20-е сентября 1968 года

Однажды, разбирая старые бобины у себя в кабинете, Пол наткнулся на коробку «на выброс». Что его подтолкнуло таки поставить запись и послушать? Это мы не узнаем никогда…


Добавить комментарий